Иван Шишкин: лесной царь из Елабуги

29 января 2017

«Не дай бог мой сын станет маляром!» — говорила мать знаменитого художника

185 лет назад, 25 января 1832 года, в Елабуге родился Иван Шишкин — известнейший русский живописец. Его папа был городским головой Елабуги, зять — купцом-миллионщиком, а мама не хотела даже слышать о будущей профессии сына. Что касается его жизненного кредо, то на протяжении всех лет оно не менялось: «Мой девиз? Быть русским».

Иван Шишкин Иван Шишкин

ОДНАЖДЫ ХУДОЖНИК ПРИЗНАЛСЯ ЖЕНЕ, ЧТО СМОГ ПРИРУЧИТЬ ВОЛЧИЦУ

«Работал Шишкин без устали, самозабвенно и отчаянно, — пишет об авторе известнейших картин о русском лесе Александр Казакевич на сайте Shkolazhizni. — Иногда простаивал у мольберта от рассвета до поздней ночи, забывая даже о еде. И вспоминал о ней только тогда, когда начинал болеть желудок… Когда-то он на собственном опыте убедился: нужно много работать, чтобы чего-то добиться. В училище он был самым старательным и усидчивым, в академии не было студента более добросовестного и трудолюбивого. Даже став знаменитым художником, он не изменил привычке отдавать большую часть суток работе. За день он исхаживал многие десятки километров по лесам и болотам в поисках яркой, впечатляющей натуры. Однажды, заплутав в незнакомом лесу, встретил еще одного заплутавшего — старого крестьянина, собиравшего грибы. Художник взвалил обессилевшего старика себе на плечи и еще несколько часов носил его на себе, пока не вышел на окраину леса. Затем с той же поклажей прошел еще несколько километров — доставил крестьянина до самого его дома.

„Лесной царь“ — так называли Шишкина его друзья, поклонники и критики. И не потому, что он как никто умел и любил рисовать лес. Он еще прекрасно знал лес и его обитателей. Идя в лес, он брал с собой большую сумку с едой. Не для себя — для животных и птиц. Он не боялся ни медведей, ни волков, ни рысей. И они не боялись его. Однажды Шишкин признался жене, что смог приручить волчицу, возле логова которой он целое лето работал: научил ее брать еду с руки. Чтобы подкормить птиц, художник крошил на свою широкополую с загнутыми краями шляпу крошки хлеба и пшеничные зерна, и так работал. И когда синицы слетали на его шляпу и плечи, он замирал и, пока птахи клевали корм, стоял недвижно, как статуя…»

.
Фото: elabuga.com

«СВОЕГО РОДА ЕЛАБУЖСКИЙ КУЛИБИН»

Отец художника, Иван Васильевич Шишкин, купец второй гильдии, торговал хлебом. Над письменным столом в единственном в России, как сообщила корреспонденту «БИЗНЕС Online» директор елабужского дома-музея художника Лариса Башкирова, и даже в мире музее знаменитого художника в Елабуге висит его портрет, выполненный в 1862 году Верещагиным. Здесь же — фотографии с изображением членов его семьи: жены Дарьи Романовны, дочерей Александры, Анны, Екатерины и Ольги.

«Иван Васильевич был человеком широкого круга интересов, — пишет автор-составитель капитального исследования «Трехсотлетнее древо рода Шишкиных» Надежда Курылева, старший научный сотрудник мемориального дома-музея Ивана Шишкина елабужского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. — Несколько лет подряд он избирался городским головой, разработал проект и на свои деньги провел деревянный водопровод. Отремонтировал древнюю булгарскую башню Чертова городища. Участвовал в раскопках открытого им Ананьинского могильника, за что был избран членом-корреспондентом Московского археологического общества. На письменном столе книга Шишкина-старшего — «История города Елабуги» 1871 года с надписью на титульном листе: «На память добрым и благотворительным моим согражданам». Заметив увлечение сына искусством, Иван Васильевич поддержал его, стал выписывать книги по искусству, биографии знаменитых художников», — сообщает сайт Shishk.

ВОТ ТОЛЬКО ЧТО СКАЖЕТ МАМА…

Жена его, мама художника, Дарья Романовна Шишкина, урожденная Киркина (или Каргина) была родом из Казани, из купеческой семьи. Окончила несколько классов гимназии. По воспоминаниям племянника Дарьи Романовны: «Она была гордая и строгая, которую тоже все побаивались. Ей, да и домашним, не нравилось увлечение сына рисованием. Один из современников художника слышал воспоминания близких о том, как «родители Шишкина не хотели, чтобы он сделался художником, и как мать воскликнула однажды с неподдельным ужасом, молитвенно поднимая руки к образам: «Господи, да неужели же мой сын будет маляром!»

«Отец художника пользовался в городе исключительным уважением, — пишет о нем сайт елабужского музея. — Имел от общества неоднократные благодарности за «безвозмездное усердие и пользу оного». За общественную деятельность по царскому указу был пожалован парадным мундиром, расшитым золотом с орденами и лентой. Занимался благоустройством города. В 1833 году положил начало строительству в Елабуге водопровода. Сам нашел родник и разработал проект прокладки». «Этот водопровод имеет важное значение для жителей, каковым удобством пользуются немногие города России», — писал Иван Васильевич в своей книге «История города Елабуги». Позже, в 1847 году, он разработал «Проект снабжения города Казани водою», и с этого времени по 1865 год хлопотал о нем, «побуждаясь быть полезным жителям Казани» и из-за «недостатка хорошего водоснабжения». Но из-за инертности царских чиновников, стоявших во главе управления Казанской губернией, осуществить эту идею так и не удалось.

Конструировал и строил самые различные мельницы. В своем дневнике он пишет: «С самого детского возраста имели в содержании постоянно мельницы. Бывали случаи, сам делал шестерни и насады, и еще родителями моими были вводимы в употребление железные шестерни. Но впоследствии я, постоянно вникая во всю подробность мельничного дела, как по устройству механизма мельничного… опытом постиг очень много для нового улучшения». Впоследствии он издал труд «Руководство по строительству мельниц». В одном из исследований его назвали «своего рода елабужским Кулибиным». Иван Васильевич занимался изучением истории Елабуги и реставрацией сохранившихся там памятников.

ВО ВСЕМ «ВИНОВАТА» КУПЕЧЕСКАЯ РУКА

Примечательна и сестра художника Александра Шишкина, в замужестве Стахеева. А более — ее муж, знаменитый елабужский купец 1-й гильдии, миллионщик Дмитрий Стахеев (1819 — 188Smilie: 8). Представитель известнейшего елабужского купеческого рода, который тоже избирался местным городским головой, оказывал поддержку начинающему художнику Ивану Шишкину. Он поднял на высочайший уровень престиж семейной фирмы, обороты которой достигали нескольких десятков миллионов рублей в год (корова в те времена стоила от 6 до 9 рублей). В начале 70-х годов XIX века семейством Стахеевых был образован «Благотворительный братьев Д. и И. Стахеевых комитет», на счетах которого были сотни тысяч рублей, которые тратились на строительство монастырей и церквей, зданий учебных заведений и приютов, для нуждающихся, на обучение детей служащих фирмы любых учебных заведений, на благоустройство родного города и т. д.». В 1862 году при избрании Стахеева городским головою в первый же год были выстроены три корпуса лавок, огромная и удобная тюрьма, для инвалидов казарма и манеж с кухнею, а по всему берегу хорошая решетка. После смерти Александры до конца дней у Ивана Ивановича с зятем Дмитрием Ивановичем были теплые отношения. Они переписывались. Шишкин не переставал называть его «любезным братцем», Дмитрий Иванович помог молодому художнику в самом начале жизненного пути. В 1852 году Дмитрий Стахеев привез Ивана в Москву. Его семья имела прочные деловые связи с Первопрестольной. Используя их, Дмитрий Иванович обратился за помощью и советом к своему знакомому — московскому купцу Пахомову, состоявшему членом совета Московского училища живописи и ваяния. А после Стахеев помогал Ивану Шишкину, студенту Московского училища живописи и ваяния. И не только материально, но и морально. О чем свидетельствуют такие строки из письма Ивана Ивановича к родителям: «Беседа его всегда имеет благотворное влияние. Он как бы дал мне толчок, и я как бы почувствовал силу и любовь к искусству и принялся с жаром и усердием».

Сергей Саначин — праправнук родной сестры художника Сергей Саначин — праправнук родной сестры художника

НЕ ТАК УЖ МНОГО ТЕХ «САМЫХ ШИШКИНЫХ»

Есть представители рода Шишкиных сегодня и в Казани. Об этом сообщает еженедельник «АиФ». Известный исследователь истории и градостроительства, архитектор Сергей Саначин — праправнук родной сестры художника Ольги Ивановны Шишкиной (в замужестве Ижболдина). Сергей Павлович рассказал, что в 1960-е его бабушка с дедом передали в музей изобразительных искусств некоторые семейные реликвии — фотографии, бамбуковую этажерку, трость. О «шишкинских местах» в Казани, по словам Саначина, говорить не приходится. Прямое отношение к живописцу имеет только здание Первой гимназии (ныне корпус КГТУ-КАИ им. Туполева на улице Карла Маркса), в которой художник учился с 1844 по 1848 годы. Но зато сохранились три дома, которыми владела сестра живописца Ольга Ивановна. Это красивые деревянные строения в Школьном переулке, в том числе и тот, где ныне дом-музей химика Арбузова.

среди многочисленных потомков лишь один носит фамилию Шишкин. Это праправнук дяди художника Василия Васильевича, отставной военный Александр Васильевич из Липецка Среди многочисленных потомков лишь один носит фамилию Шишкин. Это праправнук дяди художника Василия Васильевича, отставной военный Александр Васильевич из Липецка

Любопытно, что среди многочисленных потомков лишь один носит фамилию Шишкин. Это праправнук дяди художника Василия Васильевича, отставной военный Александр Васильевич из Липецка. Говорят, что он поразительно похож на Ивана Ивановича. Кстати, на 185-летие художника в Елабуге собрались представители рода Шишкиных — об этом сообщила «БИЗНЕС Online» пресс-служба музея художника, которая и снабдила эту публикацию снимками с торжеств.

Потомки Шишкина из Финляндии Потомки Шишкина из Финляндии

«КАКОЙ ТАМ ХУДОЖНИК… МЕДВЕДЬ, ДА И ТОЛЬКО!»

«Художник Иван Шишкин был человеком богатырского сложения — высокий, стройный, с широкой бородой и буйной шевелюрой, с зорким взглядом, широкими плечами и большими ладонями, едва помещавшимися в карманах, — читаем в «АиФ». — Современники говорили о Шишкине: «Любая одежда ему тесна, дом ему тесен, и город тоже тесен. Только в лесу он свободен, там он хозяин». Он прекрасно знал жизнь растений, удивлял своими познаниями коллег, в какой-то степени был даже ученым-ботаником. Однажды Шишкин написал в своем дневнике: «Более сорока лет пишу лес, лес… Для чего пишу? Чтобы порадовать чей-то глаз? Нет, не только для этого. Нет ничего прекраснее лесов. А лес — это жизнь. Люди должны об этом помнить». Он горячо любил русскую природу, а за границей — томился душой. Когда в 1893 году «Петербургская газета» предложила ему анкету, то на вопрос «Каков ваш девиз?» он ответил: «Мой девиз? Быть русским. Да здравствует Россия!»

В детстве Ваню Шишкина называли «мазилкой», он раскрашивал все, вплоть до забора родного дома. В отличие от отца, поддержавшего стремление сына стать художником, его мать, строгая Дарья Романовна, возмущалась: «Неужели мой сын станет маляром?» Незнакомым людям казалось, что он замкнут и угрюм, в училище у него было прозвище «монах». Но в близком кругу это был жизнерадостный, глубокий человек. И, говорят, с хорошим чувством юмора. Шишкин очень дорожил дружбой с Иваном Крамским. А еще он дружил с Дмитрием Менделеевым.

ВОЗЛЕ КАРТИН ШИШКИНА ДАЖЕ МОЛОКО НЕ ПРОКИСАЕТ

«В середине 80-х годов прошлого века молодыми советскими биологами был проведен необычный эксперимент, — продолжает Александр Казакевич. — Работая в лаборатории, совершенно случайно поставили стакан свежего молока перед репродукцией знаменитой картины Шишкина „Корабельная роща“. Поставили — и забыли о нем. И вспомнили только на второй день. Попробовали — и удивились: молоко оказалось не прокисшим! Тогда ученые решили провести небольшой эксперимент: собрали в небольшом зале несколько известных репродукций разных художников и перед каждой поставили по стакану молока. И стали ждать. Результат, согласно строгому биохимическому анализу, оказался таким: быстрее всего молоко скисало перед картинами так называемых абстракционистов: Дали, Кандинского, Пикассо и в особенности перед знаменитым „Черным квадратом“ Малевича. Процесс скисания в этом случае происходил очень быстро, буквально за считанные часы. Средний, или „нулевой“, результат показали картины Левитана, Айвазовского, Репина и Васнецова: молоко скисало в этом случае так же, как и в „контрольном“ стакане (который поставили в том же зале, но без картины). Хороший результат продемонстрировали картины Поленова, Грабаря и Кустодиева. И, наконец, лучший результат по продолжительности сохранения молока свежим показали три картины: „Березовая роща“ Куинджи и две картины Шишкина: „Ручей в лесу“ и „Корабельная роща“. После этого эксперимента во всех кабинетах института были заменены репродукции: Дали и Пикассо отнесли в подвал, а их место заняли Куинджи и Шишкин. Сделаем вывод: один из секретов неиссякаемой народной любви к Шишкину заключается в необыкновенной положительной энергии, которую излучают его картины. Энергии, которая продлевает жизнь не только молоку, но и, вне всяких сомнений, людям».

Михаил Бирин

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/335679

Рубрики: Грибные новости страны и мира

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *