Папоротник вне закона

13 июня 2018

Сотни тонн даров тайги Хабаровского края каждое лето бессмысленно пропадают. А ведь могли бы, между прочим, стать серьезным подспорьем экономики региона. Если бы не Лесной кодекс России, некоторые пункты которого стали настоящим барьером на пути собирателей дикоросов. И хотя все понимают, что неправильный закон необходимо поправить, сделать это не удается вот уже несколько лет, сообщает ИА «Хабаровский край сегодня».

Бизнес, из которого бегут

Потенциальную прибыль от сбора дикоросов исключительно на территории Хабаровского края эксперты навскидку оценивают в 4,5 млрд. рублей в год. Для сравнения, примерно такая сумма – бюджет Вяземского района.

«Дикая» клюква с пометкой «Эко» или «Органик» на полках магазинов вдвое и втрое дороже от стоящей рядом той же ягоды с ферм. Европа и Азия возьмут сколько будет предложено и попросят добавки. Черемша и берёзовый сок, папоротник, грибы и дикий лук, орехи и ягоды — всё растёт самостоятельно и не требует особого ухода, приходи и бери.

Самое интересное, что действующий Лесной кодекс прямо не ограничивает таёжные заготовки: можно собрать, сколько нужно для своей семьи и даже продать излишек, объём которого в законе точно не указан и, в теории, неограничен. Что же не работает в этой схеме, когда сырьё почти бесплатное, очень хорошо ценится и на него есть спрос?

«Для легальной промышленной заготовки дикоросов нужно пройти долгий и достаточно затратный квест из нескольких шагов и далеко не факт, что всё получится на самом последнем этапе, — рассказывает заместитель генерального директора — руководитель Центра кооперации АНО «Краевой сельскохозяйственный фонд» Александр Марченко. — Подать заявку на аренду лесного участка, пройти межевание, сделать паспорт освоения. Все это стоит около 250 тыс. рублей. А дальше аукцион. И не факт, что ты его выиграешь. Демпингуют компании из западных регионов страны. То есть им и достаются участки. При этом деньги, которые ты потратил на оформление участка, никто не возвращает. Абсурд, согласитесь».

В крае сейчас восемь коммерсантов, кто, упустив таким образом один участок, не сдались, оформили новые и все-таки получили легальное право на заготовку дикоросов. При этом цена аренды участка после битв на аукционе доходит до 1,5 млн. рублей в год, деньги надо платить, даже если тайга сгорела или случился неурожайный сезон — хотя рядом, за ручьём, на «ничейной» земле хоть косой коси — у тебя будет ноль. Тогда за что биться, спросите вы. Дело в том, что документ о легальном участке – единственный, дающий право реализовать дикоросы на иностранном рынке.

«Три ведра груздей или тонну брусники полулегально продают «на трассе», рынке или сдают за полцены перекупщику, — продолжает Александр Марченко. — Для граждан надёжнее и удобнее сбывать грибы и ягоды в систему потребительской кооперации, но этот товар по действующему Лесному кодексу получается вне закона».

Bichevaya_paporotnik_zagotovka_prigotovlenie_june_2012_part_1 0941.jpg

Дороже соболиной шкурки

Уже несколько лет кооператоры и предприниматели через депутатов краевой думы пытаются внести поправки в главный лесной документ страны: чтобы было, как раньше. В селах на заготовке ягод, папоротника и лекарственных трав за сезон порой зарабатывали больше, чем при охоте на соболя. Работала схема. Человек приходил в заготконтору, выписывал билет на заготовку голубики, платил за это скромную сумму, отправлялся в лес на законных основаниях и сотнями килограммов сдавал дары тайги.

«Кое-кто за лето умудрялся заработать на автомобиль, труд тяжёлый, но доходный, — продолжает Александр Марченко. — В Госдуме проект изменений рассмотрели и даже приняли в первом чтении, после чего о кодексе забыли».

Сейчас лесоохрана может придраться к превышению объёмов заготовки, хотя они официально и не обозначены. Так «серая» схема пару лет назад дала сбой в Нанайском районе, где селяне пытались заработать на сборе берёзового сока. Люди потом сто раз прокляли тот день и человека, которому пришла в голову эта «замечательная» мысль.

Бригаду обнаружили инспекторы лесоохраны, у заготовителей арестовали автомобили, а их самих потом ещё несколько месяцев таскали по судам и оштрафовали на 200 тысяч рублей. И хотя, повторюсь, в законе не обозначено, какие объемы можно считать излишками, суд все же обвинил людей в том, что сока они брали много, и наказал. Та история надолго отбила желание у людей зарабатывать на дикоросах.

«Недавно приезжали китайские коммерсанты, хотели купить 20 тонн черемши — не получилось, и такое случается регулярно, — сетует Александр Марченко. — Раньше Япония и Корея с удовольствием приобретали наш папоротник-орляк, сейчас отказываются: их учёные считают, что этот продукт представляет онкологическую опасность. Вместо него готовы брать папоротник-страусник, и в районах могли быстро переключиться на сбор этих растений, если бы работали заготконторы».

Кстати, практически все грузди и белые грибы местного происхождения, которые подают нынче в кафе, приходят туда по «серой» схеме, то есть практически нелегально. Между тем в лесу грибов — косой коси. Особенно, говорят, подосиновики расплодились. Их собиратели не берут, так как редкие заготконторы их вообще не принимают.

lingon-2904679_960_720.jpg

Дайте дорогу в лес

Система потребительской кооперации Хабаровского края, выживающая сегодня только из-за сети розничных магазинов и относительно небольших объемов переработки сельхозпродукции, может работать и зарабатывать намного больше.

Как говорит председатель объединения Евгений Кротов, они готовы в сжатые сроки возобновить работу по покупке у людей ягод и грибов в промышленных объёмах.

«Мы работаем в 15 районах Хабаровского края, и каждый магазин-заготпункт, который покупает у населения капусту, картофель и другие продукты, может принимать и дикоросы, — говорит Евгений Кротов. — В своё время система кооперации была одна из сильных отраслей и очень полезной для жителей сельских территорий. Законно принять у людей дикоросы не имеем права. Нам говорят: берите участки в аренду, а это дорого и не особо наш профиль. Мы знаем, как организовать покупку, имеем пункты приёмки в сёлах, понимаем логистику, есть опыт работы и каналы сбыта. Как только будут изменения в Лесном кодексе — начнётся развитие. Победа и Новокуровка в Хабаровском районе, отличные территории, есть грибы, ягоды, папоротник. Люди готовы собирать и сдавать, но сидят без работы».

Если честно, то сложившаяся ситуация больше всего напоминает запланированную диверсию, хотя возможен и вариант с элементарным головотяпством. Есть ценные ресурсы, незанятые граждане, готовые структуры по приёмке, сертификации и реализации на внутренний российский рынок, где огромен спрос на таёжные деликатесы. Мешает только прореха в законе. С экспортом собранных населением дикоросов история отдельная, требующая особого разговора, но всё решаемо: нужна только законная тропинка в тайгу.

«Япония действительно отказалась от покупки папоротника-орляка, но есть Китай, который готов его взять в любых объёмах — всё, что сможем собрать, — уверен Евгений Кротов. — Нужен легальный вход в лес, тогда заработают заготпункты, начнутся закупки, мы проведём модернизацию оборудования и начнём переработку».
Рубрики: Грибные новости страны и мира

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *